На главную Написать нам Карта сайта
Вопрос недели

Воронежцы, которым положены субсидии по "коммуналке", затемно занимают очереди, но инспекторы все равно не успевают принять всех. Как ситуация коснулась вас и ваших близких?

 Ответы 
тексты, над которыми в данный момент работают журналисты электронная подшивка Молодой Коммунар: прошлое, настоящее, будущее сотрудничество ОБЪЕКТИВная реальность звоните, пишите, приходите!
Лыко в строку
События
Новости
Политика
Экономика
Общество
Культура
Спорт
Скандалы
Правопорядок
Коммунарочка
Ворон и еж
Наши акции
Гостевая
 

События

 


№ 15 (12502)
14 февраля 2009, суббота



Покушение на вице-мэра Воронежа помогут раскрыть криминалисты из Москвы



В прошлом номере «Коммунар» уже сообщал о покушении на заместителя главы г. Воронежа Марину Плиеву. Это преступление вызвало большой общественный резонанс. По факту покушения на вице-мэра возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 30 УК РФ и ч. 2 ст.105 УК РФ (Покушение на убийство двух лиц).

Дело находится на контроле в Следственном комитете при прокуратуре РФ. «Из Москвы в Воронеж приехали криминалисты, и они уже приступили к работе», – сообщила вчера корреспонденту «Коммунара» помощник руководителя следственного управления СК при прокуратуре РФ по Воронежской области Ирина Мельник.
Напомним, что в среду, 11 февраля, Марина Плиева в восьмом часу вечера подъехала на служебной «Волге» к своему дому по улице 45‑й Стрелковой дивизии. Машина остановилась возле детской площадки, в салоне зажегся свет, и чиновница перед тем, как покинуть автомобиль, начала подписывать путевой лист водителю.
В это время все и началось. «Пошли хлопки, дым, я даже не успела испугаться. Через мгновения я вышла из машины и обошла ее по периметру, еще не поняв, что же на самом деле происходит», – вспоминает Марина Васильевна.
Через секунду стрельба прекратилась, а водитель «Волги» – 21‑летний Игорь Хромых – получил ранения в плечо и грудь. Сразу после покушения он был доставлен в областную клиническую больницу. По последней информации, жизни водителя ничего не угрожает.
Водитель «десятки», въезжавшей во двор следом за «Волгой» вице-мэра, заметил, как к остановившейся машине подскочил человек и из пистолета с глушителем (пистолет Макарова позже был найден недалеко от места преступления) несколько раз выстрелил в боковое стекло автомобиля. В результате покушения сама Марина Плиева не пострадала, она продолжает исполнять свои обязанности и вчера, в пятницу, находилась на рабочем месте.
В мэрию Плиева пришла еще при прежнем градоначальнике Борисе Скрынникове, а после его ухода продолжила работу в команде Сергея Колиуха. Сейчас она отвечает за три направления работы администрации города – контрольное управление, взаимодействие с правоохранительными органами и экологию. Стоит также отметить, что супруг вице-мэра является заместителем председателя областного суда.
Следственный комитет сейчас прорабатывает все версии, в том числе связь покушения с профессиональной деятельностью потерпевшей, сообщили нам в прокуратуре.
Сама госпожа Плиева связывать случившееся со своей профессиональной деятельностью не склонна: «Я на больших деньгах не «сидела», распределением дефицитных земельных участков не занималась».
В четверг мэр Сергей Колиух выступил с заявлением по поводу инцидента. Его смысл сводится к тому, что власти, с одной стороны, озабочены случившимся, с другой – покушение на вице-мэра никак не повлияло на работу горадминистрации в целом. При этом глава Воронежа выразил уверенность в том, что правоохранительные органы найдут того, кто стрелял по машине Марины Плиевой.
Возможно, пролить свет на это нападение поможет запись видеокамер магазина, одна их которых как раз направлена во двор дома, примерно на то место, где стреляли в машину вице-мэра.

Леонид Шифрин





№ 15 (12502)
14 февраля 2009, суббота



Место под солнцем: полная распродажа!



Все понимали: будет жарко, но такого количества людей все-таки никто не ожидал. Ярмарка вакансий, прошедшая в четверг в рамках Второго промышленного форума, начиналась в одиннадцать. Но люди стали подтягиваться во Дворец творчества детей и молодежи с самого утра, толпились у стендов и журналов, изучая весь спектр вакансий.

Вакансий оказалось много – на любой вкус и любую профессию. На работу приглашали предприятия КБХА, «Турбонасос», «Электросигнал», ТГК-4, завод «Водмашоборудование», «Воронежэнерго», концерн «Созвездие», городское такси, ОМОН Юго-Восточного УВДТ, НИИ Механо­троники-Альфа, ООО «Интербизнес», авиазавод, почта и многие другие. И это – только по городу Воронежу.
Зарплата – от 4,3 до 15 тысяч рублей. В общероссийском банке спектр вакансий и зарплат оказался если и шире, то ненамного. Ветеринар, агроном, энергетик в Мордовии и Ставрополье с предоставлением индивидуального дома стоят 8-10 тысяч рублей. Водители, продавцы, цветоводы, фрезеровщики в Москве и Подмосковье – 15-28 тысяч. Причем Москва теперь не выглядит единственным заманчивым местом для зарабатывания денег. Самая большая зарплата – 45 тысяч рублей – нашлась только для машиниста экскаватора. А так –
20-25 тысяч, и чаще всего с наймом жилья за свой счет, которое может в те же 20-25 тысяч и обойтись. В общем, пока не обязательно ходить за работой очень далеко. В своей Воронежской области по-прежнему нарасхват учителя и врачи, механизаторы, инженеры и даже бухгалтеры, причем при найме жилья за счет работодателя. Правда, зарплата по области чаще всего небольшая – 4,5-6 тысяч рублей.
А вот воронежские вакансии уходили на ярмарке как горячие пирожки. И особенно – рабочие и «итээровские» профессии, которые еще летом без людей просто «горели».
– Теперь повсюду вакансии сократились, и спрос на все профессии очень высокий. В прежнем количестве требуются разве что медицинские работники и учителя, – поясняет старший инспектор центра занятости Железнодорожного района Надежда Доедалина. – На эту ярмарку можно прийти «с улицы», но в основном пришли те, кто стоит на учете в центрах занятости. Причем это не только безработные, получающие пособие, но и зарегистрированная у нас категория людей, ищущих работу. Человек работает или отправлен в отпуск без содержания, и ищет через центр занятости новое место, которое его устраивало бы намного больше. Формат ярмарок вакансий в этом смысле очень удобен. Можно не только познакомиться с вакансиями, но сразу же побеседовать с представителем работодателя.
В результате за первый час работы ярмарки вакансий было достигнуто основное число договоренностей между работодателями и соискателями.
– Мы уже условно приняли на работу трех токарей, трех фрезеровщиков, трех операторов. После сегодняшнего собеседования человек со всеми документами приедет на предприятие и будет еще непосредственно беседовать с мастером или начальником участка, а потом уже принимать окончательное решение о трудоустройстве, – рассказывает начальник службы управления персоналом федерального космического агентства «Турбонасос» Наталья Халанская. – Нам требуются фрезеровщики, электромонтеры с окладом 10-14 тысяч рублей, берем и учеников.

По ходу нашего разговора к столику «Турбонасоса» подошел еще один соискатель – молодой мужчина, которого интересует работа инженера-электрика. И тут же получил предварительное согласие, визитку с адресом и другими данными «Турбонасоса», куда ему теперь предстоит приехать с дипломом и трудовой книжкой. Кстати, Наталья Халанская заметила, что многих отпугивает месторасположение предприятия – на Острогожской, почти за городом. В условиях нарастающей безработицы такой испуг выглядит как минимум курьезно.
– Да, представьте себе! Мне вот тоже многие сегодня говорили: «Да вы на Остужева расположены – это ж так далеко!» Значит, не так уж нас сильно пока кризис «укусил», раз улица Остужева для воронежца – далеко, – говорит за соседним столом Андрей Попов, начальник отдела кадров ООО «Интерсервис». – А ведь обращаются много. Я, например, сегодня ни минуты не скучал. По городу начались массовые сокращения, особенно среди строителей, а наша организация – одна из немногих, которая не сократила ни одного работника и продолжает набирать новых. Сейчас хотелось бы увидеть хорошего дизайнера по интерьеру, главного инженера в области строительства, нормировщика-сметчика со знанием компьютерных программ.
Вообще я бы посоветовал людям сейчас особо не раскачиваться. Теперь надо становиться гибче, идти учиться, получать новую профессию, кормить семью. Я сам военный пенсионер, и не сразу сел за стол начальника отдела. Как ушел на пенсию – работал где мог: и водителем, и на стройках колымил. А тут недавно ко мне возле супермаркета подошли два здоровых таких мужика лет тридцати и просят: «Дай десятку, нам не хватает!» А мне как раз срочно нужны были землекопы. Я им даю визитку: «Ребята, у нас на стройке надо ямки выкопать. Одна ямка – 100 рублей. Прямо сейчас пойдете?» А они мне в ответ: «Мужик, ты че, издеваешься?»… А вы говорите – кризис!
За соседним столиком представитель ФГУП «Почта России» рекомендовала женщине лет сорока пяти все-таки обратить внимание на работу почтальона. Да, стартовая зар­плата – 4,5 тысячи, но занятость с 8 утра до 15‑ти, плюс бесплатное посещение фитнес-клуба. Кроме того, если расторопность позволяет, можно взять еще один участок, а это дополнительная ставка.
В общем, трудоустройство через ярмарку вакансий оказалось наиболее удачным и для работодателей, и, главное, для самих воронежцев. Эту ярмарку на промышленном форуме организовал центр занятости Советского района. Но не за горами следующая – уже 5 марта ее проведет Коминтерновский центр занятости специально для женщин.

Ольга Бренер, Андрей Архипов (фото)





№ 15 (12502)
14 февраля 2009, суббота



Помнить о погибших, помогать живым



Более трех тысяч дней, почти шестнадцать тысяч убитых, свыше пятидесяти тысяч раненых – это Афганская война, ставшая судьбой целого поколения советских людей, их болью. Завтра, 15 февраля, страна отметит двадцатую годовщину вывода советских войск из Афганистана. Но в Воронеже торжественные мероприятия, посвященные окончанию «необъявленной войны», начались еще накануне. В четверг, 12 февраля, в театре оперы и балета прошел вечер памяти воинов-интернационалистов.

В Афганистане воевали 5500 наших земляков. 153 воина вернулись домой в цинковых гробах. Их имена можно найти в книге памяти «Прощай, шурави», специально переизданной к годовщине вывода советских войск из ДРА.
Много было споров о той «необъявленной войне»: нужна она была или не нужна. Но погибших они не вернут. Да и тем, кто выжил в Афгане, разговоры эти непонятны и неприятны. В чем смысл болтовни, пожимают они плечами, если война уже неотъемлемая часть нашей жизни, от нее не убежать.
Даже спустя двадцать лет Афган стоит у них перед глазами. Да так живо, будто командующий 40‑й армией Борис Громов перешел Амударью, разделяющую исламскую республику и СССР, не в 89‑м, а только вчера.
– Историки еще долго будут изучать афганскую войну, но с каждым годом все очевиднее, что наши парни воевали в чужих краях не напрасно. Они защищали не только свою страну, ее южные границы, но и весь мир – от религиозного экстремизма, паутиной которого и сейчас опутывается Земля, – обратился губернатор Владимир Кулаков к воинам-интернационалистам. – Оттуда, из песков Афганистана, протянулся кровавый след в Чечню, Буденновск, Беслан и к небоскребам Нью-Йорка. И сегодня там, где когда-то лилась кровь русских парней, погибают парни американские. Те, кто считает, что современные душманы не мечтают насаждать свои идеи в «подбрюшье» России, глубоко ошибаются. В любой момент под ударом религиозного экстремизма могут оказаться Дагестан, Таджикистан и Киргизия. И сегодня, как и двадцать лет назад, афганская угроза может подойти к российским границам. Уроки Афганистана не забудутся. Наш долг – помнить о погибших, помогать живым, – заключил губернатор.
Сами «афганцы» войну не забудут. Может, и хотели бы, да не смогут. Многих она догнала на «гражданке». Минувшие двадцать лет унесли жизни пятисот воронежцев, ветеранов «необъявленной войны». То есть «убит» каждый десятый. Одних доконали болячки. Другие, и это гораздо страшнее, лишили себя жизни сами. И почти всем «афганцам», погибшим на «гражданке», было меньше сорока пяти.
– Налей нам, тем, кто был в Афгане, по 100 грамм водки, и увидишь, что такое «афганский синдром». Люди расслабятся: кто-то уйдет в себя, кто-то расплачется. А мой синдром пробивается, когда я слышу, как Александр Розенбаум поет песню «Черный тюльпан»: «В оазисы Джелалабада, свалившись на крыло, «тюльпан» наш падал», – напевает «хит» Геннадий Черкасов, председатель Воронежской региональной организации инвалидов войны в Афганистане. – Просто я сам много раз в этот оазис, свалившись на крыло, падал. Там, в горах, авиация не уходила плавно, а именно падала на посадку. Машина сначала взмывала на четыре тысячи метров, а потом – камнем вниз. И только перед самой землей выравнивалась. Иначе было нельзя – сотни душманских пулеметов только и ждали случая, чтобы ударить.
В Афганистане капитан Черкасов, командир вертолета МИ-24, налетал триста часов. Уничтожил сотни «духов», перехватил несчетное количество караванов с наркотиками и оружием, был «крыльями» спецназа, прикрывал с воздуха пехоту, перевозил раненых...
– Не дай Бог пережить то, что мы испытали в Афгане. Любая война – это противоестественно для человека. Кровь, смерть – к этому можно привыкнуть, но жить с памятью об этом трудно, – объясняет мне боевой летчик. Мы сидим с ним в пустом холле театра оперы и балета. Все ветераны – в зале, на праздничном концерте. Оттуда доносятся песни, но в холле так тихо, что слышно, как звенят ордена Черкасова (в том числе два ордена Красной Звезды), когда он жестикулирует, показывая, как сложно было в горах управлять вертолетом: разряженный воздух, пыль, жара. – Но самое трудное было морально не сломаться. Многие не выдерживали напряжения. Помню, когда меня, еле шевелящегося в крови, занесли в вертолет, врач, увидев меня, грохнулся в обморок.
Черкасовский вертолет тогда обстреляли «духи». Очередь из крупнокалиберного пулемета пробила гидросистему, прошила броню винтокрылой машины, капитана ранило, машина накренилась и начала падать.
– Я чудом выправил вертолет. Выпустил шасси, а садиться-то было некуда – кругом одни скалы. Чудом приземлились. Тут же по нам начали бить «духи», – вспоминает командир МИ-24. – Из экипажа вертолета я один только выжил. Оператору пуля попала в голову: он скончался в госпитале во время операции. Борттехника свалил снайпер: пуля угодила прямо в сердце. А я лежал в кабине вертолета и не мог пошевелиться. Не видел ничего, что творилось вокруг. Лишь слышал звуки боя: гул вертолетов, пришедших нам на выручку, стрельбу…
У командира вертолета была серьезная травма позвоночника. Врачи в госпитале сочувственно качали головами. Прочили инвалидное кресло, но офицер Черкасов не сломался. Выиграл и войну с самим собой. И сейчас сражается за права «афганцев» на общественном фронте. С чиновниками воевать оказалось труднее всего, грустно улыбается «афганец».


Татьяна Дорофеева, Михаил Кирьянов (фото)





онлайн | подшивка | о нас | рекламодателям | фотоальбом | контакты
Сайт сделан в агентстве Вызов